Что такое чалма из рассказа кавказский пленник

ruka kamen voda 154750 1280x720 Сказки

Л.Н. Толстой «Кавказский пленник». Анализ произведения

Толстой и его друг Садо сопровождали обоз в крепость Грозную, но двигались очень медленно. Заскучав, друзья решили обогнать обоз и поехать чуть быстрее. Оторвавшись от остальных, молодые люди попали в засаду к чеченцам. Эта история закончилась бы намного хуже, если бы чеченцы не планировали взять товарищей живыми и не стреляли. Лошади подо Львом и Садо были резвые и смогли ускакать от неприятеля. К сожалению, из верховых, сопровождающих обоз, пострадал молодой офицер, лошадь которого подстрелили. Животное упало и своим телом придавило юношу, а подъехавшие чеченцы изрубили верхового на куски. Произошедшее событие запало в сердце писателю, и в 1872 году в журнале «Заря» впервые был напечатан рассказ «Кавказский пленник».

Главная мысль рассказа — яркое противопоставление храброго, умного и оптимистичного мужчины своему товарищу — человеку пассивному, жалеющему себя, быстро сдающемуся и вялому. Один герой в любой ситуации остаётся мужчиной, старается найти выход из страшного положения и, в конце концов, добивается своего — освобождается из плена. Второй же персонаж сдаётся сразу же, как только попадает в плен, и только чудо помогает ему выбраться из плена еле живым. Мораль произведения: никогда не стоит сдаваться, желаемое будущее мы творим только собственными руками.

«Кавказский пленник». Краткое содержание

События «Кавказского пленника» разворачиваются во время Кавказской войны (1817-1864; военные действия Русской императорской армии, связанные с присоединением районов Северного Кавказа). Офицеру Жилину приходит письмо от матери, в котором женщина зовёт его домой. Выехать одному просто так нельзя — ведь легко можно попасть в засаду, поэтому Жилин отправляется домой, попутно сопровождая обоз. Вместе с ним едет и другой офицер — Костылин. Обоз едет медленно, с остановками, день стоит жаркий, и Жилин предлагает попутчику ехать одним, без сопровождения.

Едва оторвавшись от обоза, молодые люди встречают горцев. Костылин бросает товарища и уезжает, а Жилина захватывают в плен. Привезя пленника в аул, один татарин продаёт Жилина другому — Абдул-Мурату — теперь русский офицер принадлежит другому «хозяину». Позднее выясняется, что и Костылина тоже пленили. Жилин выторговывает себе право прилично питаться, жить вместе со своим собратом по несчастью и ночью быть свободным от колодок.

f1fbeb33cf996dd20ba8441773d4a076

В.А. Поляков. Иллюстрация к поэме М. Ю. Лермонтова «Кавказский пленник», 1900

Татары не планируют убивать русских — они требуют, чтобы офицеры написали письма домой с требованием за них выкупа. Костылин пишет письмо с требованием уплаты в пять тысяч рублей, Жилин же специально пишет неверный адрес, чтобы письмо точно не дошло до матери. Он понимает, что у пожилой женщины нет столько денег и если она попытается собрать выкуп, то вконец разорится.

Днём пленникам позволяют выходить на улицу, правда передвигаться они могут только в колодках. Костылин предпочитает сидеть и жаловаться на жизнь или спать, Жилин же проводит время на свежем воздухе, изготавливает детям куклы. Благодаря своему таланту офицер устанавливает почти что дружеские отношения с тринадцатилетней дочерью Абдул-Мурата — Диной. Девочка боится пленника, но в то же время он ей и интересен. Она с радостью играет в его куклы и даже тайком приносит ему молоко и лепёшки. Тем временем Жилин не только помогает татарам чинить вещи и делает игрушки детям, но и осматривается по сторонам, планируя свой побег.

Костылин долго не решается бежать, но в конце концов соглашается. Пленники долго бредут в темноте по камням, чужие, подаренные татарами сапоги, мешают им идти, и юноши вынуждены идти босиком. Обессиленные, с изрезанными от камней ногами, они продолжают двигаться по направлению к своим, но Костылин всё сильнее и сильнее отстаёт. Внутренне Жилин понимает, что в одиночку он двигался намного бы быстрее, но не может оставить товарища. Когда Костылину совсем уже невмоготу, Жилин несёт его на закорках.

8c53a6dc42d58617314295364b04d01f

В.А. Поляков. Иллюстрация к поэме М. Ю. Лермонтова «Кавказский пленник», 1900

Среди всех обозлённых татар лишь маленькая Дина хорошо относится к Жилину. Она продолжает приносить ему лепёшки, а вскоре рассказывает, что к аулу приближаются русские и татары хотят избавиться от пленных, не дожидаясь выкупа. Костылин окончательно отчаивается, беспрестанно ноет и заболевает.

Жилин понимает, что теперь ему может помочь только Дина, и просит девочку принести ему длинный шест. Он полагает, что девочке не хватит смелости, но в одну из ночей она приносит палку и спускает в яму к пленным. Понимая, что в прошлый раз они попались татарам только из-за Костылина, Жилин всё же предлагает своему товарищу по несчастью бежать вместе с ним. Но Костылин настолько пал духом, что и переворачивается с трудом, а уж о побеге и речи быть не может.

Дина помогает Жилину выбраться из ямы, даёт ему в дорогу лепёшек и в слезах прощается с ним. Обессиленный, в колодках, офицер с огромным трудом добирается до своих, под конец чуть было не попав в ещё одну засаду к татарам. Через некоторое время освобождается и Костылин — татары получают за него выкуп и отпускают. Однако пленный Костылин к этому времени находится уже почти при смерти.

2418456

Главные герои

В плен Жилин попадает из-за трусости своего напарника, но он не винит другого офицера. Несмотря на то, что побег возможен только благодаря усердному труду Жилина (именно он делает подкоп и учится ориентироваться на местности), герой не бросает в трудную минуту своего «товарища» и уговаривает бежать вместе. В лесу, когда Костылин совершенно теряет силы, Жилин также не бросает его, а во время второго побега продолжает подбадривать и уговаривать его совершить вторую попытку вырваться на свободу.

Русский офицер Жилин — это герой, до конца остающийся благородным по отношению ко всем.

Костылин — офицер, выходец из богатой семьи, грузный, слабый и в моральном, и в физическом плане. Из-за его трусливого побега во время атаки горцев, татары захватывают в плен обоих офицеров. Костылин смиренно принимает условия жизни в плену, постоянно жалеет себя и надеется только на выкуп. Моральная скудость мужчины точит и его физические силы — он заболевает не от полученных ран, а от того, что уже давно сдался.

Получив второй шанс на побег, Костылин так и не решается снова побороться за свою свободу. В итоге, благодаря полученному выкупу, Костылин покидает плен, хотя сам уже находится почти при смерти.

Офицер Костылин — это трусливый и подлый персонаж, не способный найти в себе силы, чтобы противостоять врагу и бороться за собственную жизнь. Его слабая воля и трусость становятся не только причиной пленения русских офицеров, но и провала совместного побега. Тем самым Костылин не только ухудшает своё положение, но и усложняет путь к спасению другого человека.

Жилин и Костылин. Анализ героев

«Кавказский пленник» Л.Н. Толстого построен на сравнении и противопоставлении двух центральных персонажей. Жилин и Костылин являются антагонистами не только по внешности, но и по характеру.

Жилин соответствует собственной фамилии — сухощавый, мускулистый; ловкий и выносливый.

Костылин также «получает» свою фамилию не просто так — но, к сожалению, он не является костылём-помощником другим, наоброт, он мешает здоровым сильным людям, они в нём не нуждаются. Костылин — мужчина в теле, грузный и неуклюжий.

Костылин богат, его родственники могут выплатить за офицера выкуп в пять тысяч рублей.

У Жилина нет богатых родственников (или он не желает к ним обращаться). У него только мать, для которой пятьсот рублей для выкупа — неподъёмная сумма.

Жилин оптимистично смотрит на любую ситуацию и, даже попав в плен к горцам, сразу же решает, что сможет сбежать от своих «хозяев».

Костылин смиряется с судьбой пленника и ничего не делает, чтобы улучшить своё положение.

Несмотря на то что офицеры находятся в плену и ждут выкупа (а Жилин тайком готовит побег), Жилин всё равно находит себе занятие на каждый день — он мастерит куклы детям, чинит разные вещи, рукодельничает.

Костылин всё своё время уделяет сну и жалобам на жизнь.

Поведение в экстренной ситуации

Как только татары нападают на офицеров, Костылин тут же бросает своего напарника и пытается спастись бегством.

Жилин, несмотря на подлость товарища, не только берёт его с собой во время побега, но и тащит на себе офицера, когда тот уже не может идти. Во время второго побега Жилин также зовёт с собой пленника.

Смысл названия рассказа Л.Н. Толстого «Кавказский пленник»

В своём произведении Л.Н. Толстой выступает в роли рассказчика, повествующего об истории человека, храброго сердцем и сильного духом. Его притча-быль доказывает, что человек — творец своего счастья, и каждый из нас получает то, чего достоин.

Название рассказа Л.Н. Толстого является отсылкой к поэме А.С. Пушкина с таким же названием. Однако помимо некоторых общих мотивов, «Кавказский пленник» Толстого имеет собственный глубокий смысл. Причём значение словосочетания «кавказский пленник» можно рассмотреть с нескольких сторон.

Первый смысл, самый очевидный: кавказский пленник — это любой пленённый человек. В данном случае это офицер, попавший в плен на Кавказе.

Второй смысл названия «Кавказский пленник» заложен в персонаже Костылина — он находится в плену Кавказа и сложившихся обстоятельств. Он был и будет оставаться пленником по своей сути, так как ничего не делает, чтобы стать свободным, чтобы улучшить своё положение, чтобы бороться за жизнь.

Кавказским пленником является и Жилин, но не только потому, что попал в плен, но и потому, что никак не может «вырваться» с Кавказа. У него была попытка поехать к матери и, возможно, найти в родном месте себе невесту и остаться там. Но он попадает в плен и вновь возвращается в крепость, думая о том, что, видимо, Кавказ — и есть его судьба.

Пленниками являются и сами горцы. Они не могут отдать свою родную землю чужакам, им приходится бороться за свободу и убивать людей — даже тех, к которым они относятся с симпатией. Даже Дина — маленькая добрая девочка — вынуждена покориться власти семьи и продолжать жить так, как заведено в её ауле.

Все персонажи рассказа «Кавказский пленник», по сути, являются пленниками Кавказа — каждый по-своему, но пленён горами и обстоятельствами, несмотря на личные особенности и характер.

Источник

Что такое чалма из рассказа кавказский пленник

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

«Кавказский пленник» (Лев Толстой)

Конечно это рассказ о народах Кавказа, но тем не менее число упоминаний татар в тексте впечатляет. Рассказ рекомендую читать целиком (хотя наверное его читали в школе уже все), но здесь он где то наполовину сокращен. Упоминание татар выделено.

КАВКАЗСКИЙ ПЛЕННИК

На Кавказе тогда война была. По дорогам ни днем, ни ночью не было проезда. Чуть кто из русских отъедет или отойдет от крепости, татары или убьют, или уведут в горы. И было заведено, что два раза в неделю из крепости в крепость ходили провожатые солдаты. Спереди и сзади идут солдаты, а в средине едет народ.

Выехал Жилин вперед, остановился и ждет, пока подойдет обоз. Слышит, сзади на рожке заиграли,— опять стоять. Жилин и подумал: «А не уехать ли одному, без солдат? Лошадь подо мной добрая, если и нападусь на татар — ускачу. Или не ездить. »

И пустил лошадь налево, на гору. Лошадь под Жилиным была охотницкая (он за нее сто рублей заплатил в табуне жеребенком и сам выездил); как на крыльях взнесла его на кручь. Только выскакал, глядь — а перед самым им, на десятину места, стоят татары верхами,— человек тридцать. Он увидал, стал назад поворачивать; и татары его увидали, пустились к нему, сами на скаку выхватывают ружья из чехлов. Припустил Жилин под кручь во все лошадиные ноги, кричит Костылину:

А Костылин, заместо того чтобы подождать, только увидал татар — закатился что есть духу к крепости. Плетью ожаривает лошадь то с того бока, то с другого. Только в пыли видно, как лошадь хвостом вертит.

«Ну,— думает Жилин,— знаю вас, чертей, если живого возьмут, посадят в яму, будут плетью пороть. Не дамся же живой».

А Жилин хоть невелик ростом, а удал был. Выхватил шашку, пустил лошадь прямо на красного татарина, думает: «Либо лошадью сомну, либо срублю шашкой».

На лошадь места не доскакал Жилин, выстрелили по нем сзади из ружей и попали в лошадь. Ударилась лошадь оземь со всего маху,— навалилась Жилину на ногу.

Хотел он подняться, а уж на нем два татарина вонючие сидят, крутят ему назад руки. Рванулся он, скинул с себя татар,— да еще соскакали с коней трое на него, начали бить прикладами по голове. Помутилось у него в глазах и зашатался. Схватили его татары, сняли с седел подпруги запасные, закрутили ему руки за спину, завязали татарским узлом, поволокли к седлу. Шапку с него сбили, сапоги стащили, все обшарили, деньги, часы вынули, платье все изорвали. Оглянулся Жилин на свою лошадь. Она, сердечная, как упала на бок, так и лежит, только бьется ногами,— до земли не достает; в голове дыра, и из дыры так и свищет кровь черная,— на аршин кругом пыль смочила.

Один татарин подошел к лошади, стал седло снимать. Она все бьется,— он вынул кинжал, прорезал ей глотку. Засвистело из горла, трепанулась, и пар вон.

Сняли татары седло, сбрую. Сел татарин с красной бородой на лошадь, а другие подсадили Жилина к нему на седло; а чтобы не упал, притянули его ремнем за пояс к татарину и повезли в горы.

Сидит Жилин за татарином, покачивается, тычется лицом в вонючую татарскую спину. Только и видит перед собой здоровенную татарскую спину, да шею жилистую, да бритый затылок из-под шапки синеется. Голова у Жилина разбита, кровь запеклась над глазами. И нельзя ему ни поправиться на лошади, ни кровь обтереть. Руки так закручены, что в ключице ломит.

Татарин отогнал ребят, снял Жилина с лошади и кликнул работника. Пришел ногаец скуластый, в одной рубахе. Рубаха оборванная, вся грудь голая. Приказал что-то ему татарин. Принес работник колодку: два чурбака дубовых на железные кольца насажены, и в одном кольце пробойчик и замок.

Видна ему из щелки дорога — под гору идет, направо сакля татарская, два дерева подле нее. Собака черная лежит на пороге, коза с козлятами ходит, хвостиками подергивают. Видит — из-под горы идет татарка молоденькая, в рубахе цветной, распояской, в штанах и сапогах, голова кафтаном покрыта, а на голове большой кувшин жестяной с водой. Идет, в спине подрагивает, перегибается, а за руку татарчонка ведет бритого, в одной рубашке. Прошла татарка в саклю с водой, вышел татарин вчерашний с красной бородой, в бешмете шелковом, на ремне кинжал серебряный, в башмаках на босу ногу. На голове шапка высокая, баранья, черная, назад заломлена. Вышел, потягивается, бороду красную сам поглаживает. Постоял, велел что-то работнику и пошел куда-то.

А Жилину пить хочется, в горле пересохло; думает — хоть бы пришли проведать. Слышит — отпирают сарай. Пришел красный татарин, а с ним другой, поменьше ростом, черноватенький. Глаза черные, светлые, румяный, бородка маленькая, подстрижена; лицо веселое, все смеется. Одет черноватый еще лучше: бешмет шелковый синий, галунчиком обшит. Кинжал на поясе большой, серебряный; башмачки красные, сафьянные, тоже серебром обшиты. А на тонких башмачках другие толстые башмаки. Шапка высокая, белого барашка.

Красный татарин вошел, проговорил что-то, точно ругается, и стал; облокотился на притолку, кинжалом пошевеливает, как волк исподлобья косится на Жилина. А черноватый,— быстрый, живой, так весь на пружинах и ходит,— подошел прямо к Жилину, сел на корточки, оскаливается, потрепал его по плечу, что-то начал часто-часто по-своему лопотать, глазами подмигивает, языком прищелкивает, все приговаривает: «корошоурус! корошоурус!»

Ничего не понял Жилин и говорит: «Пить, воды пить дайте!»

Черный смеется. «Корош урус»,— все по-своему лопочет.

Жилин губами и руками показал, чтоб пить ему дали.

Черный понял, засмеялся, выглянул в дверь, кликнул кого-то: «Дина!»

Прибежала девочка — тоненькая, худенькая, лет тринадцати и лицом на черного похожа. Видно, что дочь. Тоже — глаза черные, светлые и лицом красивая. Одета в рубаху длинную, синюю, с широкими рукавами и без пояса. На полах, на груди и на рукавах отсрочено красным. На ногах штаны и башмачки, а на башмачках другие в высокими каблуками; на шее монисто, всё из русских полтинников. Голова непокрытая, коса черная, и в косе лента, а на ленте привешаны бляхи и рубль серебряный.

Ушли татары, заперли опять дверь.

Погодя немного, приходит к Жилину ногаец и говорит:

Тоже не знает по-русски. Только понял Жилин, что велит идти куда-то.

Пошел Жилин с колодкой, хромает, ступить нельзя, так и воротит ногу в сторону. Вышел Жилин за ногайцем. Видит — деревня татарская, домов десять, и церковь ихняя, с башенкой. У одного дома стоят три лошади в седлах. Мальчишки держат в поводу. Выскочил из этого дома черноватый татарин, замахал рукой, чтоб к нему шел Жилин. Сам смеется, все говорит что-то по-своему, и ушел в дверь. Пришел Жилин в дом. Горница хорошая, стены глиной гладко вымазаны. К передней стене пуховики пестрые уложены, по бокам висят ковры дорогие; на коврах ружья, пистолеты, шашки — всё в серебре. В одной стене печка маленькая вровень с полом. Пол земляной, чистый, как ток, и весь передний угол устлан войлоками; на войлоках ковры, а на коврах пуховые подушки. И на коврах в одних башмаках сидят татары: черный, красный и трое гостей. За спинами у всех пуховые подушки подложены, а перед ними на круглой дощечке блины просяные и масло коровье распущено в чашке, и пиво татарское — буза, в кувшинчике. Едят руками, и руки все в масле.

Поели татары блины, пришла татарка в рубахе такой же, как и девка, и в штанах; голова платком покрыта. Унесла масло, блины, подала лоханку хорошую и кувшин с узким носком. Стали мыть руки татары, потом сложили руки, сели на коленки, подули на все стороны и молитвы прочли. Поговорили по-своему. Потом один из гостей-татар повернулся к Жилину, стал говорить по-русски.

— Тебя,— говорит,— взял Кази-Мугамед,— сам показывает на красного татарина,— и отдал тебя Абдул-Мурату,— показывает на черноватого.— Абдул-Мурат теперь твой хозяин. — Жилин молчит.

Заговорил Абдул-Мурат, и все показывает на Жилина, и смеется, и приговаривает: «солдат урус, корошо урус».

Переводчик говорит: «Он тебе велит домой письмо писать, чтоб за тебя выкуп прислали. Как пришлют деньги, он тебя пустит».

Жилин подумал и говорит: «А много ли он хочет выкупа?»

Поговорили татары, переводчик и говорит:

— Нет,— говорит Жилин,— я этого заплатить не могу.

Вскочил Абдул, начал руками махать, что-то говорит Жилину,— всё думает, что он поймет. Перевел переводчик, говорит: «Сколько же ты дашь?»

Жилин подумал и говорит: «Пятьсот рублей».

Тут татары заговорили часто, все вдруг. Начал Абдул кричать на красного, залопотал так, что слюни изо рта брызжут. А красный только жмурится да языком пощелкивает.

Замолчали они; переводчик и говорит:

— Хозяину выкупу мало пятьсот рублей. Он сам за тебя двести рублей заплатил. Ему Кази-Мугамед был должен. Он тебя за долг взял. Три тысячи рублей, меньше нельзя пустить. А не напишешь, в яму посадят, наказывать будут плетью.

«Эх,— думает Жилин,— с ними, что робеть, то хуже». Вскочил на ноги и говорит:

— А ты ему, собаке, скажи, что если он меня пугать хочет, так ни копейки ж не дам, да и писать не стану. Не боялся, да и не буду бояться вас, собак!

Пересказал переводчик, опять заговорили все вдруг.

Долго лопотали, вскочил черный, подошел к Жилину.

— Урус,— говорит,— джигит, джигит урус!

Джигит, по-ихнему, значит «молодец». И сам смеется; сказал что-то переводчику, а переводчик говорит:

Жилин стал на своем: «Больше пятисот рублей не дам. А убьете,— ничего не возьмете».

Поговорили татары, послали куда-то работника, а сами то на Жилина, то на дверь поглядывают. Пришел работник, и идет за ним человек какой-то, толстый, босиком и ободранный; на ноге тоже колодка.

Вскочил Абдул, показывает на Костылина, что-то говорит.

Перевел переводчик, что они теперь оба одного хозяина, и кто прежде выкуп даст, того прежде отпустят.

— Вот,— говорит Жилину,— ты все серчаешь, а товарищ твой смирный; он написал письмо домой, пять тысяч монет пришлют. Вот его и кормить будут хорошо и обижать не будут.

— Товарищ, как хочет; он, может, богат, а я не богат. Я,— говорит,— как сказал, так и будет. Хотите убивайте,— пользы вам не будет, а больше пятисот рублей не напишу.

Помолчали. Вдруг как вскочит Абдул, достал сундучок, вынул перо, бумаги лоскут и чернила, сунул Жилину, хлопнул по плечу, показывает: «пиши». Согласился на 500 рублей.

Отвели Жилина с Костылиным в сарай, принесли им туда соломы кукурузной, воды в кувшине, хлеба, две черкески старые и сапоги истрепанные, солдатские. Видно, с убитых солдат стащили. На ночь сняли с них колодки и заперли в сарай.

Жил так Жилин с товарищем месяц целый. Хозяин все смеется. — Твоя, Иван, хорош,— моя, Абдул, хорош.— А кормил плохо,— только и давал, что хлеб пресный из просяной муки, лепешками печеный, а то и вовсе тесто непеченое.

Слепил он раз куклу, с носом, с руками, с ногами и в татарской рубахе, и поставил куклу на крышу.

Пошли татарки за водой. Хозяйская дочь Динка увидала куклу, позвала татарок. Составили кувшины, смотрят, смеются. Жилин снял куклу, подает им. Они смеются, а не смеют взять. Оставил он куклу, ушел в сарай и смотрит, что будет?

Наутро смотрит, на зорьке Дина вышла на порог с куклой. А куклу уж лоскутками красными убрала и качает, как ребенка, сама по-своему прибаюкивает. Вышла старуха, забранилась за нее, выхватила куклу, разбила ее, услала куда-то Дину на работу.

И с тех пор стала она ему каждый день, крадучи, молока носить. А то делают татары из козьего молока лепешки сырные и сушат их на крышах,— так она эти лепешки ему тайком принашивала. А то раз резал хозяин барана,— так она ему кусок баранины принесла в рукаве. Бросит и убежит.

Собралась вся деревня: мальчишки, девчонки, бабы; и татары пришли, языком щелкают:

Были у Абдула часы русские, сломанные. Позвал он Жилина, показывает, языком щелкает. Жилин говорит:

Взял, разобрал ножичком, разложил; опять сладил, отдал. Идут часы.

Заболел раз татарин, пришли к Жилину: «Поди, полечи». Жилин ничего не знает, как лечить. Пошел, посмотрел, думает: «Авось поздоровеет сам». Ушел в сарай, взял воды, песку, помешал. При татарах нашептал на воду, дал выпить. Выздоровел на его счастье татарин. Стал Жилин немножко понимать по-ихнему. И которые татары привыкли к нему,— когда нужно, кличут: «Иван, Иван!» — а которые все, как на зверя, косятся.

Красный татарин не любил Жилина. Как увидит, нахмурится и прочь отвернется либо обругает. Был еще у них старик. Жил он не в ауле, а приходил из-под горы. Видал его Жилин только, когда он в мечеть приходил богу молиться. Он был ростом маленький, на шапке у него белое полотенце обмотано, бородка и усы подстрижены,— белые, как пух; а лицо сморщенное в красное, как кирпич. Нос крючком, как у ястреба, а глаза серые, злые и зубов нет — только два клыка. Идет, бывало, в чалме своей, костылем подпирается, как волк, озирается. Как увидит Жилина, так захрапит и отвернется.

Передал хозяин. А старик злится, шипит, что-то лопочет, клыки свои выставил, махает руками на Жилина.

Стал Жилин спрашивать хозяина: что это за старик? Хозяин и говорит:

Прожил так Жилин месяц. Днем ходит по аулу или рукодельничает, а как ночь придет, затихнет в ауле, так он у себя в сарае копает. Трудно было копать от камней, да он подпилком камни тер, и прокопал он под стеной дыру, что впору пролезть. «Только бы,— думает,— мне место хорошенько узнать, в какую сторону идти. Да не сказывают никто татары».

Уж поздно стало. Слышно — мулла прокричал. Стадо гонят — коровы ревут. Малый все зовет: «Пойдем», а Жилину и уходить не хочется.

Вернулись они домой. «Ну,— думает Жилин,— теперь место знаю; надо бежать». Хотел он бежать в ту же ночь. Ночи были темные — ущерб месяца. На беду, к вечеру вернулись татары. Бывало, приезжают они — гонят с собою скотину и приезжают веселые. А на этот раз ничего не пригнали, а привезли на седле своего убитого татарина, брата рыжего. Приехали сердитые, собрались все хоронить. Вышел и Жилин посмотреть. Завернули мертвого в полотно, без гроба, вынесли под чинары за деревню, положили на траву. Пришел мулла, собрались старики, полотенцами повязали шапки, разулись, сели рядком на пятки перед мертвым.

Спереди мулла, сзади три старика в чалмах, рядком, а сзади их еще татары. Сели, потупились и молчат. Долго молчали. Поднял голову мулла и говорит:

— Алла! (значит бог) — Сказал это одно слово, и опять потупились и долго молчали; сидят, не шевелятся. Опять поднял голову мулла:

— Алла!— и все проговорили: «Алла» — и опять замолчали. Мертвый лежит на траве, не шелохнется, и они сидят как мертвые. Не шевельнется ни один. Только слышно, на чинаре листочки от ветерка поворачиваются. Потом прочел мулла молитву, все встали, подняли мертвого на руки, понесли. Принесли к яме. Яма вырыта не простая, а подкопана под землю, как подвал. Взяли мертвого под мышки, да под лытки, перегнули, спустили полегонечку, подсунули сидьмя под землю, заправили ему руки на живот.

Притащил ногаец камышу зеленого, заклали камышом яму, живо засыпали землей, сровняли, а в головы к мертвецу камень стоймя поставили. Утоптали землю, сели опять рядком перед могилой. Долго молчали.

— Алла! Алла! Алла! — Вздохнули и встали.

Роздал рыжий денег старикам, потом встал, взял плеть, ударил себя три раза по лбу и пошел домой.

Наутро видит Жилин — ведет красный кобылу за деревню, а за ним трое татар идут. Вышли за деревню, снял рыжий бешмет, засучил рукава,— ручищи здоровые,— вынул кинжал, поточил на бруске. Задрали татары кобыле голову кверху, подошел рыжий, перерезал глотку, повалил кобылу и начал свежевать — кулачищами шкуру подпарывает. Пришли бабы, девки, стали мыть кишки и нутро. Разрубили потом кобылу, стащили в избу. И вся деревня собралась к рыжему поминать покойника.

Три дня ели кобылу, бузу пили, покойника поминали. Все татары дома были. На четвертый день, видит Жилин, в обед куда-то собираются. Привели лошадей, убрались и поехали человек 10, и красный поехал: только Абдул дома остался. Месяц только народился, ночи еще темные были.

Тронулись; только отошли, слышат — запел мулла на крыше: «Алла! Бесмилла! Ильрахман!» Значит — пойдет народ в мечеть. Сели опять, притаившись под стенкой. Долго сидели, дожидались, пока народ пройдет. Опять затихло.

— Ну, с богом! — Перекрестились, пошли. Прошли через двор под кручь к речке, перешли речку, пошли лощиной. Туман густой, да низом стоит, а над головой звезды виднешеньки. Жилин по звездам примечает, в какую сторону идти. В тумане свежо, идти легко, только сапоги неловки — стоптались. Жилин снял свои, бросил, пошел босиком. Попрыгивает с камушка на камушек да на звезды поглядывает. Стал Костылин отставать.

Пошел Костылин босиком — еще того хуже: изрезал все ноги по камням и все отстает. Жилин ему говорит:

— Ноги обдерешь — заживут, а догонят — убьют — хуже.

Сбежали они с дороги, сели в кусты и ждут. Жилин подполз к дороге, смотрит — верховой татарин едет, корову гонит, сам себе под нос мурлычет что-то. Проехал татарин. Жилин вернулся к Костылину.

— Что кричишь? Ведь татарин близко — услышит.— А сам думает: «Он и вправду расслаб; что мне с ним делать? Бросить товарища не годится».

— Ну,— говорит Жилин,— пропали, брат! Он, собака, сейчас соберет татар за нами в погоню. Коли не уйдем версты три,— пропали. — А сам думает на Костылина: «И черт меня дернул колоду эту с собой брать. Один я бы давно ушел».

Слышат голоса татарские; остановились татары на том самом месте, где они с дороги свернули. Поговорили, потом зауськали, как собак притравляют. Слышат — трещит что-то по кустам, прямо к ним собака чужая чья-то. Остановилась, забрехала.

Лезут и татары — тоже чужие; схватили их, посвязали, посадили на лошадей, повезли.

Проехали версты три,— встречает их Абдул-хозяин с двумя татарами. Поговорил что-то с татарами, пересадили на своих лошадей, повезли назад в аул.

Абдул уж не смеется и ни слова не говорит с ними.

Привезли на рассвете в аул, посадили на улице. Сбежались ребята. Камнями, плетками бьют их, визжат.

Разошлись. Подошел хозяин к Жилину, стал ему говорить:

— Если,— говорит,— мне не пришлют за вас выкуп, я через две недели вас запорю. А если затеешь опять бежать,— я тебя как собаку убью. Пиши письмо, хорошенько пиши!

Принесли им бумаги, написали они письма. Набили на них колодки, отвели за мечеть. Там яма была аршин пяти, и спустили их в эту яму.

Житье им стало совсем дурное. Колодки не снимали и не выпускали на вольный свет. Кидали им туда тесто непеченое, как собакам, да в кувшине воду спускали. Вонь в яме, духота, мокрота. Костылин совсем разболелся, распух, и ломота во всем теле стала; и все стонет или спит. И Жилин приуныл, видит — дело плохо. И не знает, как выбраться.

Только на другой день нет Дины. А слышит Жилин — затопали лошади, проехали какие-то, и собрались татары у мечети, спорят, кричат и поминают про русских. И слышит голос старика. Хорошенько не разобрал он, а догадывается, что русские близко подошли, и боятся татары, как бы в аул не зашли, и не знают, что с пленными делать.

Поговорили и ушли. Вдруг слышит — зашуршало что-то наверху. Видит: Дина присела на корточки, коленки выше головы торчат, свесилась, монисты висят, болтаются над ямой. Глазенки так и блестят, как звездочки; вынула из рукава две сырные лепешки, бросила ему. Жилин взял и говорит:

— Отец, ему старики велят. А мне тебя жалко.

Всю ночь шел. Только попались два татарина верхами, да Жилин издалека их услыхал, схоронился за дерево.

Обрадовался Жилин, собрался с последними силами, пошел под гору. А сам думает: «избави бог, тут, в чистом поле, увидит конный татарин; хоть близко, а не уйдешь».

Только подумал — глядъ: налево, на бугре, стоят трое татар, десятины на две. Увидали его,— пустились к нему. Так сердце у него и оборвалось. Замахал руками, закричал что было духу своим:

— Братцы! выручай! братцы!

Услыхали наши,— выскочили казаки верховые. Пустились к нему — наперерез татарам.

Казакам далеко, а татарам близко. Да уж и Жилин собрался с последней силой, подхватил рукой колодку, бежит к казакам, а сам себя не помнит, крестится и кричит:

— Братцы! братцы! братцы!

Казаков человек пятнадцать было.

Испугались татары,— не доезжаючи, стали останавливаться. И подбежал Жилин к казакам.

И остался служить на Кавказе. А Костылина только еще через месяц выкупили за пять тысяч. Еле живого привезли.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Сказочный портал
Adblock
detector